Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Гагарин: полет продолжается

Юрий Гагарин для оренбуржцев не просто первый космонавт Земли. Он еще и «парень из нашего города»: окончил Оренбургскую «лётку», женился на Вале Горячевой, выпускнице нашего медучилища…

Однако иные детали биографии первого космонавта планеты до сих пор остаются в тени его космического подвига. И эти детали много добавляют к образу первого космонавта Земли.

9 марта, в день рождения Юрия Гагарина в городе Гжатске Смоленской области, который теперь носит имя первого космонавта, проходят Гагаринские чтения. В 1989 году мне довелось в них поучаствовать и познакомиться с людьми, которые лично знали космонавта № 1.

Григорий Константинович Серков работал в Чкаловском (Оренбургском) высшем военном авиационном училище летчиков, был заместителем командира полка по летной подготовке. Позже преподавал в Оренбургском «политехе».

Алексей Архипович Леонов, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, пришел в отряд космонавтов вместе с Гагариным, в 1965-м совершил первый в мире выход в открытый космос из корабля «Восход-2», в июле 1975-го участвовал в советско-американском проекте «Союз» - «Аполлон».

Сергей Михайлович Белоцерковский – профессор Центрального научно-исследовательского аэродинамического института имени Н.Е. Жуковского, генерал-лейтенант, лауреат Государственных премий СССР, входил в состав комиссии по расследованию обстоятельств гибели Ю.А. Гагарина и В.С. Серегина, а после того, как ее работа была прервана, вел самостоятельное «следствие».   

Высокий профиль курсанта Гагарина

Летом 1957-го, за несколько месяцев до выпуска, звездная судьба курсанта Гагарина висела на волоске – его собирались отчислить из «лётки»! Гагарин был одним из лучших курсантов, по всей теории у него было сплошь «отлично», но когда дошло до практики…

Подполковник в отставке Георгий Серков рассказывал мне, что в 1957 году Гагарин был одним из четверых курсантов группы лейтенанта Колосова, вчерашнего выпускника Оренбургского училища, работавшего первый год.

– У Колосова был еще один курсант, который туго усваивал программу, - вспоминал Георгий Серков, – напряжен был в воздухе, зажимал управление. Слетает – и аж мокрый весь. Я с ним несколько раз летал, и пришлось его отчислить.

Парня перевели в гражданский вуз. А у Гагарина были проблемы совершенно противоположного рода: машины не боялся, но при посадке у него был высокий профиль.

– Примерно с высоты 7-10 метров надо начинать выравнивать самолет, потом подвести к земле на три четверти метра, – объяснял Г.К. Серков. – Это называется «конец выравнивания», здесь самолет идет параллельно земле. Потом начинается процесс выдерживания, то есть потери скорости за счет увеличения угла атаки. Подъемная сила пока сохраняется, а скорость падает. Нужно подвести самолет к земле на 15-20 сантиметров, и в тот момент, когда он уже не держится, он приземляется.

Филигранная техника! Если же при этом высота будет больше 20 сантиметров, машина просто упадет, может свернуться на крыло, и тогда конец самолету и летчику. Гагарин начинал выравнивание и выдерживание на высоте большей, чем необходимые 20 сантиметров от бетонки. Это обнаружилось еще при полетах курсанта с инструктором. И когда курсанта Гагарина представили на самостоятельный вылет, Серков его забраковал. Сказал Колосову: «Надо еще повозить». Колосов сделал дополнительно полетов пять-шесть с курсантом. И снова представил Гагарина.

– Я сам с ним слетал, - говорит Георгий Константинович, – опять ошибка грубая, выпускать нельзя. Написал Гагарину в курсантскую книжку: еще полетов десять с инструктором.

В принципе надо было ставить вопрос об отчислении курсанта Гагарина. Конечно, Серкову совсем не хотелось ломать Юрию жизнь. Да и у лейтенанта Колосова после отчисления второго из четверых курсантов его группы могли опуститься крылья. И на свой страх и риск Серков разрешил Гагарину самостоятельный полет на самолете «МиГ-15-бис». К тому времени остальные курсанты уже совершили свои первые полеты и по традиции подарили преподавателю по коробке папирос, а затертая пачка в планшете у Гагарина все еще ждала своего часа.

– Мы долго беседовали с Гагариным, - рассказывает Г.К. Серков. – Под плоскостью лежали, обсуждали полет. Он очень хотел летать, работал над собой – целыми днями то присматривается к посадкам, то о чем-то спрашивает, то сядет в тренажер… И вот мне что запомнилось – смотрит он в глаза мне, как смертельно больной, который хочет в глазах врача прочитать свою судьбу. Говорю: «Ну давай, Гагарин». Достает он книжку свою, я пишу ему: «Разрешаю первый самостоятельный полет на самолете “МиГ-15 бис”». И подпись – для прокурора, так сказать. Он подхватился бежать. Я говорю: «Назад. Бегать нельзя, тем более перед первым самостоятельным полетом».

«МиГ-15» Гагарина вырулил на взлетную полосу, совершил разбег, оторвался от земли. Полетное задание курсант выполнил на «отлично», теперь самое трудное – посадка. Самолет снижается, вот он уже над бетонкой… Профиль высокий! Лучше, чем было, но все равно…

– Товарищ подполковник, курсант Гагарин выполнил первый самостоятельный полет, – доложил Серкову запыхавшийся сияющий парень. Он был в зимнем, меховом шлемофоне, хотя на дворе уже было тепло.

– Поздравляю тебя. Но ты видел? – спросил Серков.

– Видел, все видел!

– Давай свои папиросы.

Мы не знаем и не узнаем теперь уже никогда, о чем думал, что пережил в эти трудные месяцы 1957-го Юрий Гагарин. Известно одно: училище он окончил по первому разряду, получил направление в Мурманскую область, а 12 апреля 1961 года Оренбург вместе со всей планетой потрясло известие о том, что человек полетел в космос. И этот человек – наш Юра!

Через два месяца с женой и маленькой Галей майор Гагарин приехал в Оренбург. И надо же случиться, что руководителем полетов на военном аэродроме, принимавшем борт из Москвы, оказался Георгий Серков. Когда Гагарина поприветствовали все официальные лица области, Юрий увидел скромно стоявшего в стороне человека, который дал ему путевку в небо. Он пробрался сквозь оцепление, подошел к Серкову и обнял его.

Валя с улицы Чичерина

С Валей Горячевой, студенткой Оренбургского медицинского училища, первокурсник Гагарин познакомился на танцах в «лётке». А где же еще! Самыми завидными женихами в Оренбурге считались будущие пилоты, следом шли зенитчики. Это был для Юры с друзьями первый «выход в свет» после карантина. На Валентину он сразу же положил глаз и пригласил танцевать.

– Первое впечатление от знакомства с Юрой складывалось не в его пользу, – вспоминала Валентина Ивановна. – Невысокий, худощавый. Голова большая, короткий ежик волос, торчащие уши. Говорит быстро, после каждой фразы двигает припухшими губами, будто припечатывает слова. Сказать о нем «подвижен» - значит, ничего не сказать.

Но танец сменялся танцем, а кавалера Валя Горячева так и не поменяла. А когда в десять вечера музыка смолкла, «Лысый», как она про себя окрестила курсанта, проводил ее до выхода (за КПП курсантов без увольнительной не выпускали) и, прощаясь, вдруг сказал:

– Итак, до следующего воскресенья. Пойдем на лыжах.

Уже дома Валя подумала: «А почему я должна идти с этим «Лысым» на лыжах? И вообще, почему он держится так уверенно? Знакомы-то мы всего один день!..». Но в воскресенье, словно завороженная, пришла на свидание. Правда, на лыжах они не пошли – не было у них лыж. Пошли в кино, а после фильма страшно поспорили – одному кино понравилось, другому не очень. До дома Горячевых на улице Чичерина, 35 шли молча. Уходя Гагарин сказал:

– До следующего воскресенья. Пойдем в гости.

– Это к кому же? – удивилась Валентина.

– К вам, – запросто заявил Юра.

Через неделю Гагарин познакомился с будущими тестем и тещей. А через три с половиной года лейтенант Гагарин отправился на Север. Немного погодя к нему приехала молодая жена. Им дали комнатенку, печь в которой надо было топить беспрерывно, и каждое утро летчик морской истребительной авиации Гагарин шел за дровами. В таких жилищных условиях Валентина поняла, что беременна. Не потому ли порывистый Юрий, едва ему предложили «испытывать новую технику», тут же согласился поменять Заполярье на нечто неизвестное, что подумал о будущем ребенке?

Леночка родилась 10 апреля 1959-го. Когда Валентину положили в роддом, лейтенант Гагарин замучил звонками медперсонал. Однажды он позвонил очень поздно и услышал вопрос: «Ждете мальчика?» - «Нет, нет, девочку!» – «Поздравляем: вы отец девочки весом семь с половиной фунтов». Обрадованный папа сразу и не догадался спросить, сколько это в килограммах. Пришлось перезванивать: «Много это или мало?». Ему ответили кратко: «Достаточно».

Вторая дочка, Галя, появилась на свет уже в Подмосковье, в Звездном городке 7 марта 1961 года, за пять недель до полета Гагарина в космос.

Две секунды на двоих

«Поехали!» – крикнул мало кому ведомый старший лейтенант Гагарин, когда знаменитая «семерка», работающая на космос до сих пор, вздрогнула многотонным телом и оторвалась от стартового стола. «Он всех нас позвал за собой», – сказал Нейл Армстронг, первым из землян ступивший на Луну через год и четыре месяца после гибели полковника Гагарина, которого к тому времени знал на планете каждый.

Много басен родилось от скудости информации о невероятной, нелепой гибели Юрия Гагарина и Владимира Серегина, инструктора пилотажа Космического центра, Героя Советского Союза: мол, стал первый космонавт неугоден власти, вот и устроили крушение или отправили в психушку. «Продвинутые» говорят: инопланетяне забрали. А когда началась перестройка, в газетах с параноидальным постоянством стали появляться заметки о том, что Гагарина видели то здесь, то там. Космонавт Борис Волынов рассказывал, что ему в Звездный городок после этих публикаций однажды позвонил… сам Гагарин! И голос похож, и говорил он о вещах, которые посторонний вроде бы знать не мог. Назначил встречу. Волынов, конечно, пошел. «Очень похож, - печально говорил после Борис Валентинович. – Очень. Но не он».

Как бы ни хотелось верить в то, что Гагарин жив, факт остается фактом: 27 марта 1968 года учебно-тренировочный истребитель «МиГ-15», пилотируемый Гагариным и Серегиным, разбился возле деревни Новоселово Киржачского района Владимирской области.

Генерал Белоцерковский рассказывал мне в своей московской квартире на улице Серегина (да-да, того самого!), что удалось ему выяснить о последнем полете первого космонавта. (Сергей Михайлович, заметим в скобках, был руководителем дипломного проекта Юрия Алексеевича в академии имени Жуковского. А диплом Гагарин защитил за полтора месяца до гибели не о чем-нибудь, а о будущем советском «челноке», и многие его теоретические выкладки легли позже в основу разработки корабля «Буран».) 

По мнению Сергея Михайловича, катастрофа у деревни Новоселово произошла сразу по нескольким причинам: плохая погода, неудачный тип самолета, плохая организация полета.  

Метеоусловия были хуже, чем сообщили летчикам: нижний край плотной облачности был не на высоте 900 метров, а всего в 500-600 метрах от земли, менее же плотные облака опускались и до 300. А воздушная разведка по определению нижней границы облачности в зоне, где должны были выполнять полет Гагарин и Серегин, вообще не проводилась!

На самолете-спарке УТИ «МиГ-15» команды экипажа идут в два раза дольше, чем на обычном истребителе. К тому же машина была оснащена двумя подвесными баками. Самолет с ними весьма склонен к сваливанию в штопор.

– Мы проверили на компьютере 50 вариантов ситуаций, в которые может попасть такой самолет, – сказал Сергей Михайлович. – Из них 30 дали сваливание.

Руководитель полетов допустил целый ряд ошибок. Главная – он даже не знал, что через его воздушное пространство пролетает истребитель с другого аэродрома. По мнению Белоцерковского, именно этот неизвестный самолет стал причиной катастрофы.

Накануне своего последнего полета Гагарин записал в дневнике: «Валя в больнице… Второй день полеты срываются из-за погоды… Сегодня небо прояснилось только во второй половине дня». Но утром 27 марта группа космонавтов погрузилась в автобус и поехала на аэродром. Среди них был и Алексей Леонов. Он категорически опроверг слухи о том, что Гагарин вечером 26-го в отсутствие жены якобы выпил и наутро сел в самолет с похмелья:

– Ничего подобного не было и быть не могло! Медкомиссия не допустила бы к полету в таком состоянии никого, даже министра обороны.

Гагарин и Серегин поднялись в воздух для тренировочного полета. Их полет длился 12 минут. На 11-й минуте состоялся последний радиообмен между 625-м (позывной Гагаринского борта) и руководителем полета:

– 625-й задание в зоне 20 закончил. Прошу разрешения разворот на курс 320.

– 625-й, разрешаю.

– Понял, выполняю.

Именно в этот момент – в 10.30 – в небе над Киржачским районом, как считает Белоцерковский, неизвестный самолет опасно сблизился с «МиГом» Гагарина и Серегина. Вероятно, их самолет попал в вихревой след чужака.

– А дальше, – говорит Сергей Михайлович, – летчики реагируют рефлекторно и, может быть, не очень согласованно. В результате самолет, и без того неустойчивый из-за баков, сваливается в штопор на высоте примерно 3 500 метров. Летчики останавливают вращение, пытаются вывести машину из пике, и это им частично удается. Но перевести ее в горизонтальный полет они не успевают.

Почему пилоты не катапультировались? Не посчитали ситуацию критической? Вспомним, они получили искаженное представление о высоте нижнего края облаков. Остановив вращение и начав вывод в горизонтальный полет, они вышли из облачности на высоте 900 метров – и по данным метеопрогноза, и по показаниям приборов.

– Но при быстром снижении, – продолжает Белоцерковский, – высотомер дает завышенные данные! На самом деле они в тот момент были на высоте всего 500-600 метров. Кроме того, местность, над которой проходил полет, была на 40-50 метров выше, чем аэродром. И летчики, уверенные в том, что имеют достаточный запас высоты, не катапультировались, а продолжали выводить самолет в горизонтальный полет.

Перегрузки при этом были одиннадцатикратные – как при старте в космос. Они пикировали под углом 70 градусов – это установлено по срезанным верхушкам берез на месте падения. Чтобы спастись, Гагарину и Серегину не хватило 250 метров высоты и двух секунд.

– За пару дней до этих тренировочных полетов, – вспоминал Алексей Леонов, – мы с Юрой пошли в парикмахерскую. Его стригли первым, а я сидел сзади и ждал своей очереди. И Юра все говорил парикмахеру: «Осторожней шею брейте, у меня там родинка». А когда мы приехали к воронке на месте падения самолета, и при нас вытаскивали то, что осталось от самолета, все ведь надеялись, что летчики живы, катапультировались. Но тут начали доставать тела, и я увидел эту родинку…

* * *

Юрий Гагарин был и останется первым человеком, сделавшим шаг в космос. Когда мы высадимся на Марсе, на спутниках Сатурна и Юпитера, полетим к другим солнцам, то будем знать: это просто продолжение полета Гагарина.

ДОСЬЕ «ОН»

Жена Валентина Ивановна Гагарина сейчас на пенсии.

Дочь Елена Юрьевна окончила исторический факультет Московского государственного университета, с 2001 года работает генеральным директором Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль».

Дочь Галина Юрьевна преподает в Государственной академии имени Плеханова.

Написать автору статьи