Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Юридические рифы соленого озера

Все мы знаем, как хороши и притягательны соль-илецкие озера. Увы, притягивают они к себе не только сотни тысяч купальщиков, но и тех, кто желает на этом заработать. Жаль только, реализация бизнес-идей не идет дальше забора, который украсил пейзаж на «соленке» в 2005 году.

 @фото Ильи Стайкова

С 2007 года вступил в действие Водный кодекс РФ, по которому каждый гражданин имеет право на бесплатный доступ для личных нужд к водным объектам. Но лишь в 2010 году прокуратура обратила внимание на то, что эта норма закона в Соль-Илецке не действует. И начались судебные тяжбы.

Правительство области стало искать в федеральном законодательстве легальные способы обойти Водный кодекс, и в конце 2010 года объявило озера лечебно-оздоровительной местностью местного значения. Да вот незадача — статус лечебно-оздоровительной местности позволял ее огораживать (в целях охраны), но не позволял устанавливать плату за вход.

Прошлой осенью в своем блоге губернатор Юрий Берг выразил сожаление по поводу судебного решения, отменившего возможность взимать плату за проход к озерам, потому что «уникальные места должны стать туристической меккой, и сделать это без привлечения частных инвестиций невозможно. А для того, чтобы туда пришел инвестор, нужно создать ему некие возможности зарабатывать деньги».

Чтобы узаконить взимание денег за вход, 28 декабря 2011 года подписано постановление правительства области «О курорте местного значения «Соленые озера». 12 апреля года нынешнего вышел еще один документ, устанавливающий предельные размеры платы за использование инфраструктуры и территории курорта местного значения «Соленые озера».

Но вот пародокс: курорт — категория не столько инвестиционно привлекательная, сколько социально направленная. Придавая озерам статус курорта, государство говорит категорическое «нет» всяческим попыткам обустроить их для увеселительно-развлекательных целей и признает первоочередное право на доступ к источнику здоровья тех граждан, кому это необходимо по медицинским показаниям, независимо от их платежеспособности. Единственный вид деятельности, разрешенный курорту по российскому законодательству, — лечебно-профилактическая. Такая вот замануха для инвестора.

Спрашиваю заместителя министра здравоохранения Оренбургской области Юлию Балтенко, курирующую курортное направление, как их ведомство участвует в соль-илецком проекте? Никак, отвечает Юлия Эдуардовна.

Спрашиваю начальника управления лицензирования этого же министерства Марину Толокнянник, обращалось ли ОАО «Соль-Илецк-курорт» за лицензированием в связи с приданием территории статуса курорта. «Мы на забор лицензию не даем, — отвечает Марина Александровна. — Необходимы оборудованные помещения и штат с профильным образованием».

Может быть, в Роспотребнадзоре кто-то что-то знает? Пресс-секретарь областного управления Галина Бузмакова удивляется: «Мы-то тут при чем? Ведь ездят люди в города-курорты на Черное море». Похоже, тем самым выражается привычная с советских времен точка зрения: на курортах надо веселиться, куролесить, зависать на вечеринках, пропускать дообеденные лечебные процедуры, потому что хочется отоспаться, кушать вредный жирный шашлык, ну и, конечно, заводить курортные романы.

Увы, друзья, увы! Проза жизни и буква закона опустят нас на землю. На курортах, коли они курорты, положено лечиться или оздоровляться. Организованно, с оформлением санаторно-курортных карт и путевок. В учреждении, располагающем лицензией на оказание медицинских услуг по терапии, физиотерапии, восстановительной медицине. И принимать процедуры на лечебном пляже по часам в составе группы под присмотром медсестры.

А как же быть тем, у кого нет ни дерматита, ни гинекологических заболеваний, ни болей в суставах? Им доступ на пляжи заказан? Только и остается смотреть через забор?

В этом сезоне на озере Развал им будет не так обидно — через забор придется смотреть всем. Поскольку арендатор территории ОАО «Соль-Илецк-курорт» ничего не предпринимает для организации своего медицинско-курортного подразделения и планирует в этом году лишь строительство аттракционов, обычных и водных. Выходит, строго говоря, на воротах в этом самом заборе должен висеть большой амбарный замок? Ибо, нет лицензии — нет курорта.

Вот так одним росчерком пера у нас поменялась ситуация. До 28 декабря была лечебно-оздоровительная местность — людей пускать было можно, деньги брать нельзя. С 28 декабря все наоборот — деньги брать можно, пускать людей нельзя, поскольку теперь озера предназначены исключительно для лечебно-профилактических целей, а у арендатора нет лицензии на медицинские услуги.

Вызывает сомнения и юридическая корректность постановления от 12 апреля с прайсом на доступ к озерам. Там сформулировано: «Плата за использование инфраструктурой и территорией курорта...». Ведь при подготовке постановления по присвоению озерам статуса курорта проводилось специальное курортологическое исследование — какие процедуры там возможны. Соответственно, вводить плату надо не за использование инфраструктуры, а за конкретные бальнеологические и грязелечебные процедуры, рассмотрев и утвердив сметы, предложенные исполнителем.

И, по большому счету, по какому вообще разряду санаторно-курортных услуг проходит административно-экономическое принуждение отдыхающих к многочасовому неконтролируемому нахождению под палящим солнцем, конечно же, сочетаемое с употреблением принесенной с собой пищи всухомятку в антисанитарных условиях?

Стремление же выдавать за курортные услуги обычное купание и тягать на этом основании с отдыхающих деньги — уже не просто юридическое лукавство. Это повод для правоохранительных структур полистать соответствующий кодекс в поисках подходящей статьи.

Разумеется, сейчас администрация курорта и местные органы власти, если сочтут, что массовый наплыв посетителей не повредит инфраструктуре озер, могут разрешить свободный доступ граждан для купания и отдыха. Но буква и дух российского законодательства говорят о том, что деньги на курортах подобает брать только за организованный отдых. Если эта планка не взята, то упомянутые выше постановления областного правительства не дают никакого права собирать деньги с людей за вульгарный проход через турникет.

Даже если бы предприятие «Соль-Илецк-курорт» вовремя озаботилось получением всех необходимых документов, перспектива получать деньги за отдых на озерах со здоровых граждан все равно весьма туманна. Лицензированное санаторно-курортное учреждение попадает в программы фондов обязательного страхования, медицинского и социального. С одной стороны граждане могли бы через них оплачивать свое лечение на курорте, а с другой — как этим фондам разбираться, где было лечение, а где развлечение. Опять же, согласно налоговому законодательству, средства, потраченные гражданином на лечение, выводятся из налогооблагаемой базы по НДФЛ. Налоговой инспекции вряд ли понравится, если курортная организация будет выписывать счета за лечебные услуги, на самом деле оказывая услуги туристическо-развлекательного свойства.

Поэтому, на мой взгляд, решение тут может быть только одно — снести забор вокруг соль-илецких озер.

КСТАТИ

В следующий вторник состоятся дебаты на «соленую» тему между автором этой статьи Андреем Веприковым, с одной стороны, и заместителем министра экономического развития Верой Башировой и руководителем ООО «Соль-Илецк-курорт» Иреком Абдуршиным — с другой.

Дебаты пройдут 22 мая, в 19 часов в Политклубе в кафе «Cup» по адресу: Оренбург, улица Ленинская, 41/1. Вход свободный.

Написать автору статьи