Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

УКРАИНА. ВЗГЛЯД ИЗ ОРЕНБУРГА. Вячеслав Ионов: «У тех, кто обесценил человеческую жизнь, нет будущего»

Вячеслав Ионов, директор учебно-образовательного магазина «Лицей», по крови наполовину украинец. И вся его родня живет в Харькове. Время, когда шла закладка личности — школьные каникулы, студенчество проходили на Украине. Так что можно сказать, он сформирован украинским миром.

Вячеслав Ионов, за плечами которого опыт СССР, знает, что такое межнациональные конфликты@фото Наталии Веркашанцевой

— Хотя говорить о том, что есть украинский мир, русский мир, не совсем правильно, настолько все переплетено, — говорит Вячеслав Александрович. — Я родился в Казахстане, в бывшей Тургайской области, которая в свое время входила в состав Оренбуржья. Отец, военнослужащий, 34 года назад привез нас в Оренбург. В 1990 году, когда закончилась служба, родители уехали в Харьков. Там же живет мой брат.

С ноября поддерживаю ежедневный контакт с родственниками. Мой двоюродный брат стоял в оцеплении. Он подполковник МВД, не беркутовец. Его взгляды и взгляды разных слоев населения на сегодняшние события я хорошо знаю. Моя оценка того, что происходит на Украине, в первую очередь сформирована бакинскими событиями 1990 года, в которых я принимал непосредственное участие. Это было начало развала СССР. Я был в Баку девять месяцев и воочию видел, как это происходит, кто за этим стоит, что за механика у этого процесса. Эскалация, эволюция и разрешение бакинского конфликта, можно сказать, прошли через мою биографию.

— Но там камнем преткновения был Нагорный Карабах. Во главе угла стояло противостояние между азербайджанцами и армянами...

— И на Украине во главу угла поставлен национальный вопрос. Разве не к национальному конфликту стремятся украинские националисты, экстремисты, фашисты? Как хотите их называйте, но для людей нашего возраста тут все ясно, как белый день. Если говорить о революциях, как таковых, ряды революционеров всегда наполнены шариковыми и швабриными. Вот и на Украине сейчас работает кучка швабриных. И душок соответствующий от этой революции. И чем закончатся эти события, понятно.

— Чем?

— Стагнацией, крахом и гуманитарной катастрофой. Те боевики, которые придут к власти, будут сметены. Им время отведено небольшое. У людей, которые обесценили человеческую жизнь, нет будущего.

— Но ведь начиналось все с требования вступить в Евросоюз...

— Я все пытаюсь отмотать события назад и разобраться. Началось с естественного желания определиться, куда Украине идти дальше. Виктор Янукович заявил о работе с комиссарами Евросоюза и о встрече в Прибалтике, но на встречу не явился. В коротком интервью Российскому телевидению он сказал, что в Евросоюз Украине рано. Но не сообщил об этом решении внятно и аргументировано народу. Это потянуло за собой череду других ошибок и непоследовательных шагов, что тут же использовали националистические силы, сформированные при попустительстве всех трех президентов, закрывавших глаза на процессы, происходившие в Западной Украине. И националисты начали навязывать свои политические взгляды с помощью силы. Сегодня Януковича обвиняют в предательстве. Он не предатель. Он просто недальновидный политик, который не извлек уроков из нашей истории. А учиться было на чем: большего количества революций, чем в Российской империи, не было нигде. Основная ошибка, которую допустил Янукович, — не отреагировал сразу на радикальные выпады этой кучки. В 1990 году, как ни крути, люди, которые были у власти, ею дорожили. Не имея опыта «горячих точек», в Баку просто ввели войска. И это не дало развиться гуманитарной катастрофе. Да, был установлен режим чрезвычайного положения, но потом пошло достаточно быстрое восстановление институтов власти. Мне приходилось перемещаться по городу после этих событий, и я, будучи в форме, не услышал ни одного упрека от гражданского населения. Люди понимали: крови было бы больше, не окажись военного кордона.

— Как вы считаете, надо Украине вступать в Евросоюз?

— С моей точки зрения, Украина должна была интегрироваться и с Россией, и с Европой. В первую очередь с Россией. Потом можно было бы принимать какое-то решение по стандартам Евросоюза. Хотя для меня Евросоюз — открытая книга. Посмотрите на Болгарию, посмотрите на Прибалтику: несмотря на помощь Евросоюза, они все лежат на боку. Почему? Да потому, что Евросоюз финансирует только социальное направление. Они дают деньги на образование, на здравоохранение. Как можно поднять экономику, получая деньги, которые загоняют страну в зависимость? Это не выход. Конечно, при всем уважении к прибалтийским республикам, я думаю, вероятнее всего к Украине не относились бы как к прибалтам. Ведь она еще обладает высокопрофессиональными кадрами, которые способны развивать экономику. И экономика там еще есть, и былые технологии, оставшиеся от военно-промышленного комплекса СССР. Именно богатый человеческий ресурс в условиях кризиса привлекает Евросоюз на территорию Украины.

— На майдане орудовали хорошо обученные молодые люди, что позволяет говорить о хорошо спланированной акции, об экспорте революции...

— Не столько обученные, сколько прикормленные. Я разговаривал с девочкой 18 лет, которая была на майдане весь ноябрь и декабрь. Очевидно, что в питание добавлялось что-то психостимулирующее, потому что морозы не чувствовались, бодрость была необыкновенная. Сейчас ей плохо, колбасит, идет синдром отмены. Молодежь кормили не только идеями, но и химической дрянью, стимулируя оптимизм. И здесь нужно говорить о третьей стороне, которая в этом противостоянии власти и народа, Украины и России действительно есть. Смотрите, кому это выгодно, кто дает деньги, инструкторов, чтобы конфликт продолжался. США.

— А им это зачем?

— Если Украина отойдет под Запад, если она развалится как целостное государство — это будет удар по России. Потому что процесс развала России — следующий шаг. Допустим, Владимир Путин не сможет стать президентом на следующий срок. Будет преемник, но сможет ли он удержать в руках процесс выхода из России Чечни, Дагестана? Если Украина падет, начнутся процессы и в России.

— Россия должна вмешаться в украинскую ситуацию?

— Она вмешалась. Если бы не вмешалась, это было бы ошибкой. В Баку я был связан с особым отделом. Мне рассказали, что ошибки первого периода бакинских событий связаны с тем, что не сработала разведка. В современных условиях все делается быстро при помощи влияния спецслужб. Спецслужба Украины была нивелирована, но Федеральная служба безопасности России не дремлет. Вот Совет безопасности недавно заседал. Думаю, они работают вполне профессионально. И это абсолютно правильный вектор политики. Потому что, делая это, Россия в первую очередь защищает себя. Но это будет на пользу и украинскому народу.

— Как вы относитесь к возможному разделу Украины?

— А вот это неправильно. Исторический опыт свидетельствует: разделения приводили к ослаблению. Недаром современный мир объединяется, глобализируется, интегрируется. Посмотрим на Восточную и Западную Германию. При всей неоднозначности их воссоединения, большой разнице менталитета, экономики, технологий объединение все-таки пошло на пользу. В следующем году планируется рост ВВП на 1,8 процента. А что хорошего в том, что Корея разделилась на Северную и Южную? Да что далеко ходить! Посмотрим на печальную историю СССР. При всем несогласии со строем, при всех ошибках, которые были в политике последнего периода СССР, это была держава, которая имела и экономику, и космос, и спорт. Сейчас страны постсоветского пространства тоже что-то производят. Но это не тот продукт, который соответствует XXI веку. И разделение Украины, если говорить о прогнозе, не приведет к улучшению жизни людей. Украине нужно остаться цельной в рамках той территории, которая ей присуща.

— По какому сценарию должны развиваться события, чтобы на Украине наконец установился порядок?

— Должен начаться процесс, который происходит во всех странах: с несогласными надо договариваться. Сейчас как никогда понадобился бы генерал Александр Лебедь. Он сумел остановить кровопролитие в Баку, урегулировал конфликт в Приднестровье. Украине сегодня не хватает такого человека. Наверное, они растут исключительно на российской земле. Должно быть мирное противостояние, никакой войны. Это трудно, но возможно — при помощи пропагандистских инструментов. Необходимо работать и с третьей силой. Нивелировать ее нельзя, надо стараться ослабить. Украина не пропадет, у нее есть колоссальные потенциальные возможности к самовосстановлению.

 

На снимке:

Вячеслав Ионов, за плечами которого опыт СССР, знает, что такое межнациональные конфликты@

Написать автору статьи