Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Визит уральской поэзии, которую не знают в Оренбурге

— Гул — это шум, от которого разрывается голова и тягостно на сердце, — говорит челябинский издатель Марина Волкова, организатор проекта «Галерея уральской литературы» — ГУЛ. — Задачи ГУЛ — вырваться из этого гула к ясности и четкости, к слову и его глубокому пониманию, найти себя.

Андрей Санников: «Поэты уральской школы — такие балбесы...»@фото Нины Пуховой

На Марину с изумлением смотрят два десятка будущих педагогов.

— Да-да, когда крыша едет, человек должен писать стихи, — смеется она.

Над «Галереей уральской литературы» издатель Марина Волкова работает вместе с поэтом Виталием Кальпиди. Позиционируется проект как поэтический фестиваль длиной в год: выходят сборники, организуются творческие вечера и фестивали. Работают в бешеном ритме: каждую неделю должна выходить новая книга уральского поэта. Причем такая, которую можно носить в кармане: без излишеств, зато стоит не больше 100 рублей.

Сделать современную уральскую поэзию доступной, а авторов узнаваемыми — вот основная цель. За тем в рамках автопробега ГУЛовцы приехали и к нам в Оренбург.

— Знаете, зачем я здесь? Из совершенно эгоистических побуждений. Когда поэт приезжает, как к вам, читать стихи, он, конечно, будет говорить всякую белиберду о том, что он приехал вас просветить, познакомить с новыми направлениями в литературе... На самом деле настоящие поэты приходят к публике для того, чтобы не утратить дар полета, — восторженно обращается к слушателям в зале поэт Андрей Санников.

Он, конечно, лукавит. Прежде чем взять в руки свой сборничек и что-нибудь продекламировать, нужно себя презентовать. Сейчас же каждый третий читает стихи, а поэтом называют себя единицы. Поэт уральской школы? Такое вообще, как в анекдоте: «Не, не слышал».

— Тридцать лет назад возникла и сейчас очень мощно развивается уральская поэтическая школа. Это шок, это явление, подобных которому в русской словесности еще не было. Случилось так, что на Урале появилось пять-восемь поэтов, которые совершенно гениальны, которые создали собственный поэтический язык, — шокирует присутствующих Санников.

«Почему мы не знаем таких поэтов как Виталий Кальпиди, Владислав Дрожащих, Юрий Казарин, Роман Тягунов? — сумрачно сдвигая брови, спрашивают себя юные студентки педколледжа. — И как так может быть, что каждый третий российский поэт первого ряда либо принадлежит к уральской школе, либо сформирован под ее влиянием?». Санников тем временем продолжает их убеждать, что русская поэзия сейчас переживает феноменальный расцвет. Но уральским поэтам тяжко на этом поприще.

— Хорошо быть московским поэтом: до тебя огромный культурный слой — соборы, кремли. Хорошо быть питерским: везде колонны, здесь Ахматова целовалась с Гумилевым, здесь Пушкин выпивал с Вяземским... Очень удобно! Как быть уральскому поэту? У нас не сформирована такая категория как вещный мир, — приводит доказательства уральский поэт.

Но если вещно-поэтический мир Урала небогат, на помощь приходит мир внутренний — стремление к личному высказыванию, сюрреализму.

— Существует четвертое, а некоторые говорят, что и пятое поколение уральских поэтов. Это поэты мирового класса, у них выходят книги в России и за рубежом, о них написаны монографии. Но читатель знает их мало, — сетует Санников, смотря на озадаченных зрительниц.

В чем причина? В современности. Всему нужна реклама.

— Поэты уральской школы — такие балбесы, которые совершенно искренне считают, что они не обязаны заботиться о том, чтобы издаваться большими тиражами, чтобы быть известными. Им достаточно того наслаждения, которое они получают в момент написания текстов или в момент их чтения, — делает круг Андрей Санников и возвращается к тому, что он тоже сюда приехал все-таки «окрыляться». Лукавит второй раз.

Марина Волкова презентует видео-поэзию — в Челябинске такой вид подачи стихов очень развит.

— Вы заходите в книжный магазин и кого вы видите на полке «Современная поэзия»? Илью Резника, который пишет для Аллы Пугачевой, семь изданий Ларисы Рубальской! Это разве поэзия?

Девушки смущаются и отрицательно машут причесанными головками.

— Вы не находите современной хорошей поэзии. Не находите тех, кто говорит с вами одной речью. И у вас складывается ощущение, что поэзия — там, осталась в далеких временах.

Девушки перешептываются. Они не знают Санникова, но знают Астахову, Полозкову и что-то читали у Быкова. Некоторые даже ходят на современные поэтические вечера, к организации которых у Андрея Юрьевича тоже нашлись свои претензии.

— Зачем вы зажигаете свечи, когда электричество существует в мире 150 лет? Почему вы играете на фортепиано, когда можно обойтись без музыки? — неистовствует он. А гости тут же суют в упрек:

— А зачем вы нам поэтический видео-арт показывали? Ведь можно обойтись и без него — просто читать вслух.

Санников смеется и следует совету, читает стихи. Доводит некоторых до смеха, а некоторых до стыдливого покраснения — не подготовлена нынче молодежь к суровой правде жизни, облаченной в прекрасные формы. Все Пушкина ей подавай.

— Кто-нибудь из вас пишет стихи? — спрашивает Марина Волкова.

Все переглядываются, но рук не поднимают.

— Если что, можете высылать свои работы Янису Грантсу, — предлагает издатель.

В Челябинске молодежь активно пишет, читает, устраивает вечера и квартирники, читает стихи на своей Советской — Кировке. Кто-то уже выпускает свои сборники.

— Из Оренбурга не приходило пока ни одной рукописи, — Марина жмет плечами и с надеждой уходит. Санников раздает автографы.

СПРАВКА «ОН»

С 1996-го по 2011 год вышли три тома «Антологии современной уральской поэзии». Автор проекта — Виталий Кальпиди. Ни в одном томе нет ни строчки оренбургских авторов. Может, для Кальпиди и Ко все, что южнее Челябинска, — уже не Урал? Зато у нас в Оренбурге в альманахе «Башня» регионального отделения Союза российских писателей мы охотно публикуем «среднеуральцев». В декабре прошлого года в серии «Новые имена» вышла книжка молодого челябинского поэта Виктории Лицкевич, участницы семинара-совещания «Мы выросли в России», состоявшегося в октябре 2013-го в Бугуруслане и Аксакове.

Так кто кого не знает? Или знать не хочет?

Написать автору статьи