Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Хэйерлэ юл! Башкирия, от которой дух захватывает

Прежде была у меня традиция — в новогодние каникулы дня на три с друзьями съездить в Бузулукский бор: выспаться, подышать свежим воздухом, покататься на лыжах. В этом году решили изменить маршрут — отправились в отдаленную область Башкортостана, под Белорецк.

На конях к подножию Арского Камня@фото автора

Выбор на поселок под названием Арский Камень пал случайно — подыскивать место отдыха «где-нибудь в Башкирии» начала еще в ноябре, но все жилье по приемлемым ценам «где-нибудь поближе» было уже забронировано. Составив при помощи навигатора рекомендуемый Яндексом маршрут, обнаружила, что от дома до «объекта» — около 500 километров, а время пути — девять часов... Сначала не поверила — до Бузулукского бора примерно 300 километров, и я спокойно добиралась туда за три с половиной часа. А 500 километров — это часов шесть-семь, но никак не девять! Решила, что навигатор подсчитал время с учетом рекомендуемой скорости, которой обычно никто не придерживается.

Откуда ж мне было знать, что погодные условия и характер башкирских «серпантинов» на практике снизят эту рекомендуемую скорость до 40 километров в час?..

 

Горная автошкола

Сразу хочу оговориться — осталась довольна полученным адреналином и бесценным опытом вождения в условиях нулевой видимости по фактически одноколейной дороге с бесконечными восьми-, а то и десятипроцентными спусками и подъемами, и крутыми поворотами. Не говоря уже о красоте природы. Но когда добралась до места, узнала, что от Магнитогорска до турбазы всего два часа пути на автомобиле, а все отдыхающие — из Челябинской области либо из Башкортостана. Земляков не встретила. Видела, правда, на стоянке еще один автомобиль из 56-го региона, но выяснить, кто ее столь же безумный владелец, что и мы, не удалось — автомобиль исчез так же внезапно, как появился.

Путь туда был еще ничего: выехали затемно и до Тюльгана тащились на третьей передаче, сбавляя скорость, чтобы сдвинуться вправо, и фактически въезжая правым колесом в сугробы при появлении из снежного тумана встречных автомобилей. Иначе было не разъехаться. Когда рассвело, чуть распогодилось. Но вот начались горы...

Это сложно объяснить словами: когда идешь на подъем, и впереди только небо, то молишься об одном: не вылетел бы сверху навстречу неосторожный водитель, мигаешь на всякий случай фарами. А потом внезапно открывается вид на огромную чашу, по дальней стенке которой осторожно взбираются кажущиеся отсюда малюсенькими машинки. И дальше тебя уже тащит по крутому спуску вниз: тормозить нельзя — занесет на обледенелой дороге, а прямо за обочиной — пропасть. Едешь, и дух захватывает — от страха, но еще больше от красоты. Остается разве что слегка притормаживать, пытаться перейти на более низкую передачу, тем самым придерживая растущую скорость. Ни дать, ни взять, американские горки! И хорошо бы обошлось без неожиданных встреч. Так нет — на дорогу вздумалось выйти корове! И лишь когда собралась «пробка» из еще несколько автомобилей, животное нехотя сошло на обочину.

Раньше я недоумевала, почему в Башкирию из Оренбурга не ходят электрички — ведь как это было бы удобно: взял лыжи, рюкзак, сел и поехал! Оказавшись в этих горах, пусть и не таких высоких, как Гималаи, я поняла, почему. Построить здесь более или менее безопасную железную дорогу было бы сложно. Не считала, сколько раз за время пути я поминала Господа Бога. Наверное, не менее сотни. И Господь помог — доехали без происшествий. Правда, на дорогу ушло не девять, а все десять часов. А вот обратно... Впрочем, об обратном пути позже.

 

Спорт и диета

Собственно, турбаза, на которую мы в итоге приехали, оказалась учебной: трасса для горнолыжников — насыпная и не такая страшная, как, например, в Шиханах. Но горными лыжами не увлекаюсь, предпочитаю более безопасные беговые. Перекусив и немного передохнув, мы отправились любоваться окружающей местностью. Недавний снегопад засыпал лыжню, и путь мы прокладывали себе сами, как первопроходцы — это было даже интереснее. Но мороз крепчал, стало смеркаться. И осмотр достопримечательностей решено было отложить на следующее утро.

Вечер посвятили катанию на коньках и «шопингу» в ближайшем и единственном во всем поселке магазине под гордым названием «Сельпо». Он, признаться, очень разочаровал. Неразговорчивая продавщица сидела на стуле в окружении пустых, как в начале 90-х, прилавков, где красовались лишь несколько пакетиков с мукой, редкие пачки порошка и упаковки лапши быстрого приготовления. Хлеба не оказалось.

— Завоза до понедельника не будет, — отрезала продавщица.

Но ведь туристы, которые в мгновение ока разметывали дневную норму выпечки, продававшуюся в баре главного корпуса турбазы, с тем же успехом скупали бы товар в «Сельпо» даже если бы его завозили три раза в день! На этом можно было бы неплохо заработать. Неужели все дело в дорогах? Я поделилась соображениями с продавщицей, но они ее не заинтересовали. Однако она все же порылась в закромах и достала из-под прилавка последнюю, чудом завалявшуюся бутылку жидкости для розжига. И мы пожарили привезенное с собой мясо в зоне для барбекю, где стояли мангалы. Не то пришлось бы ложиться спать на голодный желудок.

Следующий день рассеял вчерашние разочарования — вид со скалы Арский Камень, давшей имя поселку, оказался великолепным. Это как раз одно из тех мест, которые так подходят для медитации — размышлений о смысле жизни вообще и отрешения от собственных проблем в частности. А еще в такие места я люблю приезжать для того, чтобы послушать ту абсолютную тишину, которую не прерывает ни шум двигателей, ни лай собак, ни даже человеческие голоса. Глухую, первобытную тишину. Повинуясь своим чувствам, попросила пришедших со мной помолчать, растянулась на снегу и долго смотрела на сосновые ветки надо мной, гнувшиеся под тяжестью свежевыпавшего снега. А чуть правее, в глубине леса, маленький дятел, думая, что он здесь один, самозабвенно долбил клювом старую березу. И не беда, что в столовой были маленькие порции, несоразмерные с расходом калорий, а в магазине нечего было купить пожевать — все это отходило на второй план как несущественное. В конце концов, люди ведь сюда для того и приезжают, чтобы позаниматься спортом и похудеть!..

Меня очень удивило множество маленьких детей на турбазе. Понятно, что некоторые родители стремятся чуть ли не с самого рождения закалять своих чад. Но, согласитесь, мчаться с годовалым ребенком с высоченной горы на практически неуправляемом тюбинге, да еще по двое и по трое — это уж слишком! А увидев, как один из таких бесстрашных отцов трижды кувыркнулся через голову (благо, на этот раз без ребенка!) и долго сидел на снегу, приходя в себя, и без детей кататься расхотела...

 

Потеря контроля

...Цыган ржал и вставал на дыбы, а в довершение ударил копытом в бок моего спокойного Коку, который мирно поводил ушами, прислушиваясь к тихой песенке, что я напевала, пытаясь успокоиться и взять себя в руки. Эта зимняя конная прогулка в корне отличалась от той, что я пару лет назад совершала на Черноморском побережье. Во-первых, замерзали ноги, остававшиеся в стременах практически без движения. Во-вторых, этими лошадьми управлять надо было совершенно иначе — они не прибавляли ходу, когда натягиваешь удила, наоборот, притормаживали и при этом недовольно фыркали. А чтобы побежали, нужно было как следует ткнуть их пятками в бока. И теплая зимняя одежда неимоверно мешала: казалось бы, она должна увеличивать мой вес, но когда конь пускался рысью, меня так сильно подбрасывало в седле, что я с трудом в нем удерживалась.

— Мало того, что ездить не умеют, да еще пьяные на лошадь лезут! — отгоняя Цыгана, пояснил мне инструктор «по вождению коня», сопровождавший нашу конную делегацию.

Я не стала спрашивать, почему жеребца зовут Кокой и почему, в отличие от других, за исключением, может быть, одной лишь Ласточки, он такой спокойный. Может, повезло, а может, меня просто пожалели? И все равно не хватало у меня твердости заставить животное ехать так, как я хочу: наверное, по привычке, видя, что хозяин впереди пускается в галоп, Кока тоже пытался мчаться во весь опор.

— Да не церемонься ты с ним! Это же скотина! — кричал мне башкир в меховой шапке. — С ним построже надо, иначе не понимает.

Но неуправляемый живой конь — это еще можно понять. Если же теряешь контроль над конем железным, который всегда беспрекословно повиновался, — это совсем другое. Вот и пришло время рассказать о пути обратном...

Это случилось неподалеку от какой-то деревеньки. Я ехала в своей, что называется, полосе (если можно так назвать покрытую снежной кашей обледенелую половину дороги). Навстречу — «пятерка», тоже на своей полосе. Внезапно мой автомобиль поехал влево наискосок: не помогали ни повороты руля, ни тормоз, ни газ — от этого ни скорость, ни направление не менялось. Меня несло к обочине, прямо на «пятерку» — благо, скорость была невелика. И был бы водитель-«классик» посознательней, объехал бы меня справа. Но он решил проявить упрямство. В результате, от столкновения нас отделяли сантиметров десять, не больше, когда упрямец ударил по газам и промчался мимо по глубокому сугробу, по самому краю проезжей части над внушительным кюветом. Я успела разглядеть его перекошенное от ужаса лицо. Наверное, мое выглядело так же. Потом удалось остановиться. Дальше ехать пришлось очень медленно и осторожно — временами из-за метели не видно было вообще ничего, один лишь навигатор предупреждал о приближении опасных поворотов. А ведь, быть может, и не доехали бы так благополучно, если бы не инцидент в начале пути...

Снег валил всю предыдущую ночь, и выезжать до рассвета было бы чистым безумием. Но световой день оказался слишком коротким, чтобы мы успели в него уложиться. Еще тяжелее было уложиться в нескончаемые извилистые отрезки дороги от заправки до заправки. Зато уж когда заправка появлялась в поле зрения, радости не было предела — ура, дотянули! Но каждый раз, едва уровень бензина приближался к нулю, я задавалась вопросом: почему за все время пути мы не встретили ни одного госавтоинспектора? У кого ж еще просить помощи, если встанем посреди снежной завесы и, не дай бог, начнем замерзать? Или башкирские полицейские тоже не рискуют ездить по таким дорогам?..

Зато надо отдать должное башкирским дорожным службам — мосты и самые опасные участки пути с раннего утра начали усердно расчищать от снега. Да и желающих провести каникулы «где-нибудь в Башкирии» тоже было предостаточно. Но, к счастью, помощи просить ни у кого не пришлось.

И все-таки никому не советую повторять это опасное путешествие — по крайней мере, в метель. А тем, кто все же решится, — Хэйерлэ юл! Доброго пути!

На краю Арского Камня — лучшее место для отдыха и медитации@

Дополнить статью