Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Архангельск: доска, треска... Тоска?

Знакомство с достопримечательностями этого города начинается для вас раньше, чем самолет совершит посадку в аэропорту «Архангельск»

Даже если вы никогда не были на Русском Севере, то все же не раз видели и памятник Петру Великому, стоящий на набережной Северной Двины, и морской-речной вокзал, и парусно-моторную шхуну «Запад». Спасибо Центральному банку России, выпустившему 500-рублевую купюру с видами Архангельска.

Лучшие архангельские виды — на простор Северной Двины@фото Ольги Крячковой

* * *

«Доска, треска, тоска» — старая и всем известная шутка про Архангельск. Доска — потому что область славится в первую очередь лесной и деревообрабатывающей промышленностью. По запасам древесины Архангельская область занимает девятое место в России. «Запах доски — это запах Архангельска, той части города, которая ближе к порту. Там лесозаводы, туда приходили лесогрузы — длинные корабли, груженные лесом, с подъемными кранами на четырех ногах. Лесогрузов было много и доски было много», — вспоминает в одной из своих книг известный художник-карикатурист Андрей Бильжо.

Гостю Архангельска сразу становится понятно, что дерево издавна было основным строительным материалом Русского Севера. Типовые многоэтажки на улицах города сегодня органично сочетаются со старинной деревянной архитектурой. И хоть большая часть исторической застройки Архангельска до наших дней не сохранилась (пожары и сейчас продолжают время от времени уничтожать уникальные памятники деревянного зодчества), город имеет неповторимый колорит. Особенно впечатляет район Соломбала — остров, где Петр I когда-то заложил первую русскую верфь и адмиралтейство. Кое-где даже можно пройтись по деревянным мостовым, которые скрипят под ногами, как домашние половицы. Еще несколько лет назад здесь можно было увидеть занесенный в Книгу рекордов Гиннеса, как самое высокое деревянное здание в мире, 13-этажный дом, построенный бизнесменом Николаем Сутягиным. Деревянный почти небоскреб был довольно известной достопримечательностью, пока его не снесли по решению суда — как незаконную постройку.

 

* * *

Помимо лесозаготовки, архангелогородцы издревле занимались рыбной ловлей. Регион раскинулся по берегам Белого моря, опутан густой сетью рек и озер — только их, озер, на территории области около 2,5 тысячи! Поморская кухня всегда изобиловала рыбными блюдами. Мяса поморы почти не ели, баранина, говядина и оленина появлялись на столе исключительно по праздникам. Привычное угощение — это семга, палтус, сельдь, камбала. Царицей же стола считалась треска. «Трещочки не поеси — не пообедаешь», — гласит пословица. За особую любовь именно к этой рыбе архангелогородцы получили даже прозвище трескоедов. Треска ценилась выше семги еще в давние времена, когда рыба была фактически поморской валютой. Предпочтение, отдаваемое треске, объясняется тем, что семга хоть и очень ценная, и вкусная рыба, а постоянно питаться ею нельзя. Треска же — как хлеб, никогда не приедается. В прошлом году рыбодобывающие предприятия Архангельской области выловили 84 тысячи тонн трески. Причем большая часть рыбы сегодня уходит на экспорт.

Приморское положение помогало населению Архангельской области выживать в годы Великой Отечественной войны. Несколько лет назад на набережной Северной Двины поставили памятник тюленю: именно мясо и жир этого животного, добываемого в Баренцевом и Белом морях, спасли от голодной смерти тысячи людей.

Архангельску в военные годы была определена особая стратегическая роль: через него осуществлялись поставки по ленд-лизу (в 2009-м ему даже присвоили почетное звание города воинской славы). Но, пропуская через себя огромный поток продовольствия, сам город очень голодал. Дневная норма выдачи хлеба в нем не превышала минимальную норму в блокадном Ленинграде — 125 граммов. И если б не тюленина, в войну от голода умерло бы не 38 тысяч архангелогородцев, а намного больше.

— Помню, как мама достала противень с куском запеченного черного тюленьего мяса. А вокруг плавал жир. Пахло все это довольно противно. Но мама посмотрела на меня так, что я все поняла. Жить-то надо! И мы это ели, — вспоминает ветеран Галина Кузьминична Лебедева, инициатор создания памятника тюленю-спасителю. Рассказывают, что в день открытия памятника рыбаки и вертолетчики видели, как пять тюленей сидели на льдинах, на которых они иногда заплывают в Двину, и смотрели на набережную. А после торжественной церемонии уплыли в сторону архипелагов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа.

 

* * *

Что касается тоски — третьего элемента архангелогородской формулы, то ей дают отдельное объяснение: мол, веет тоскою с огромного Маймаксанского кладбища на болотах, засыпанных песком... Обширные старейшие кладбища в центре города хранят многовековую историю. Здесь покоятся моряки разных стран, солдаты всех войн и прославившие свою землю архангелогородцы. Среди них — художник и сказочник Степан Писахов, благодаря сказкам которого даже тот, кто ни разу не бывал на Севере, представляет себе поморский говор и поморский юмор. Вспомните хотя бы снятый по его книгам советский мультфильм «Смех и горе у Бела моря».

Лучшие архангельские виды — на простор Северной Двины. Город стоит в ее нижнем течении, в самом устье, где широкая дельта изливается в Белое море. Набережная представляет собой не просто берег реки — это главная улица и исторический центр. Архангельск начинался с поселения на мысе Пур-Наволок (сейчас на этом месте стоит памятный знак) и распространялся по береговой линии, поглощая маленькие деревни.

На прогулку по набережной и попутный осмотр основных достопримечательностей Архангельска, включая морской-речной вокзал и тот самый памятник Петру Великому с 500-рублевой купюры, хватает пары дней. Налюбовавшись деревянными домами и наевшись трески, от тоски убегаешь за город. Раз уж довелось оказаться в родных краях Михаила Ломоносова, то стоит посетить музей в его родной деревне. Правда, чтобы туда попасть, придется проехать 100 километров до Холмогор на автобусе, а потом еще пять пройти пешком до Ломоносово, в том числе по льду через речку. Но, вдохновившись историческим примером самого Михаила Васильевича, добравшегося аж до самого Санкт-Петербурга, можно проделать еще и не такой путь!

А на другой день непременно стоит съездить в Северодвинск — колыбель российского атомного подводного флота. Хотя бы для того, чтобы посмотреть на удивительное замерзшее Белое море. Собственно, потому оно и зовется Белым, что большую часть года покрыто льдами.

 

* * *

Таков Русский Север зимой. Но сюда так и хочется вернуться летом, чтобы увидеть самые яркие и самые долгие, воспетые Евгением Евтушенко белые ночи в Архангельске:

Белые ночи — сплошное «быть может»...
Светится что-то и странно тревожит —

может быть, солнце, а может, луна...

Памятник тюленю. «О, сколько ты народу спас от голода и холода»@ Рядом с многоэтажками можно встретить деревянные бараки середины прошлого века@ Типичная архитектура Архангельска@ Чтобы пропасть в родное село Ломоносова, нужно проехать 100 километров на автобусе и еще пять пройти пешком@

 

Написать автору статьи