Новости
Газета
Диана Кан: «На войне и слово в цене»
В Донецкой Народной Республике побывала делегация оренбургских литераторов - поэты Виталий Молчанов, Диана Кан и прозаик Александр Филиппов. Они провели творческие встречи, презентацию литературно-художественного и общественно-политического альманаха «Гостиный Двор», передали в дар местным библиотекам книги с произведениями оренбургских писателей и русской классики, альбомы оренбургских художников и периодические издания.
Качество хлеба: Роль зерна и технологий
Ситуацию на хлебном рынке, в какой-то степени, можно назвать парадоксальной. С одной стороны собираем рекордный урожай зерновых. С другой, качество хлеба, который пекут из отечественной муки, порой оставляет желать лучшего. Мы решили разобраться, насколько справедливы такие нарекания и как, в целом, обстоят дела с соблюдение технологии производства хлеба у нас в области. Об этом мы беседовали с нашими экспертами в ходе круглого стола, организованного «Оренбургской неделей».
Колумнистика
Информ. киоск

Идите вы в базу!

Вечером в дверь длинно позвонили и начали бить кулаком: «Такой-то здесь живет?» Такой-то, то есть я, был еще на работе, о чем жена стучавшим и сообщила. А те сообщили, что они судебные приставы и пришли взыскать с меня неуплаченный штраф.

В декабре 2014-го мировой судья 7-го участка Ленинского района Оренбурга Пименова О.А. наложила на меня штраф – 5 тысяч рублей. За то, что в «ОН» не на всех афишках концертов были указаны возрастные категории. А на афише Юрия Антонова вместо 6+ стояло +6. Ужас. Нет, никто из детей, а также их родителей никуда не жаловался, а заметил наш смертный грех региональный Роскомнадзор, составил на меня, редактора, протокол и отправил в мировой суд. В суде утешили: вы не один такой. Но штраф выписали. Так просыпался, что твой гальванизированный труп, ФЗ-436 «О защите детей от информации, причиняющей вред…» аж от 29.12.2010...

Дверь приставам открывать не стали – мало ли кто шляется по подъездам в темное время! Но мой сотовый они получили. Странно, что сами найти не потрудились. Позвонили с претензиями: почему штраф не платим? Вот тут уж я, каюсь, не сдержался: на повышенных тонах объяснил, что штраф уплачен давно и в срок.

«А почему не сообщили об уплате штрафа в мировой суд?» А назовите мне параграф закона, на основании которого я должен это делать! Нет такого параграфа, потому что нет такого закона. Но раз не сообщил, счел мировой суд, значит, не платил! И возбудил исполнительное производство, и пришли ко мне приставы: тут-то мы его, злостного, за горячим борщом тепленьким и возьмем! И меня вносят в общероссийскую базу данных должников и арестовывают счет в Сбербанке…

Но ведь я заплатил! Какие претензии? 

Не сообщил об уплате.

Не обязан я сообщать!

Как мы узнаем, что вы заплатили, а не уклоняетесь?

Я вам скажу, как: вы там между собой договоритесь, создайте базу данных штрафов и заглядывайте в нее почаще. Еще в январе 2011-го Путин вам сказал в Оренбурге на заседании президентского совета по развитию местного самоуправления: «Чиновникам будет прямо запрещено требовать от человека те документы, которые уже есть в базе данных. Проблема в том, что для этого необходимо объединить все базы данных различных ведомств». Саботируем, значит, указания президента? Ваше «пока» длится уже почти пять лет!

А не подать ли мне в суд на мировой суд и не выиграть ли его? Не послать ли приставов в службу судебных приставов и не взыскать ли моральный ущерб? Не найти ли на заборе Роскомнадзора пару слов, не сопровождающихся знаком 16+, и не составить ли протокол?

Можно и проще. Дорогие наши депутаты Госдумы тов. Заварзин и г-жа Николаева! Внесите законопроект о базе данных по штрафам. Миллионы оштрафованных россиян вам спасибо скажут. И памятник воздвигнут. Хотя, возможно, и нерукотворный.

P.S. Арест c моего счета в Сбербанке не снят до сих пор.


Написать автору статьи