Новости
Газета
Диана Кан: «На войне и слово в цене»
В Донецкой Народной Республике побывала делегация оренбургских литераторов - поэты Виталий Молчанов, Диана Кан и прозаик Александр Филиппов. Они провели творческие встречи, презентацию литературно-художественного и общественно-политического альманаха «Гостиный Двор», передали в дар местным библиотекам книги с произведениями оренбургских писателей и русской классики, альбомы оренбургских художников и периодические издания.
Колумнистика
Информ. киоск

Великая степь не знает границ

Помните, в фильме «Осенний марафон» персонаж Евгения Леонова допытывается у иностранца: «А у вас в Дании грибные леса есть?» Мне всегда было любопытно: есть ли за границей степь, и какая она? Как выяснилось, это чрезвычайно интересно не только дилетантам, но и ученым-степеведам: какая она, степь за родными пределами? Интерес к степям вообще в последние годы очень вырос, особенно на международном уровне. Потому что степи, по мнению специалистов, сыграв огромную роль в истории человечества, изрядно пострадали и нуждаются в повышенной защите как никакая другая экосистема на планете.

Жолт Молнар, Георг Бирингер и Абель – фанаты степных просторов @фото автора

Но обо всем по порядку. В Оренбурге недавно прошел Международный степной форум Русского географического общества. Экологи, ботаники, зоологи, почвоведы, историки, географы, археологи из России, Сербии, Германии, Венгрии, Азербайджана, Казахстана, Украины и других стран собрались, чтобы обсудить проблемы степного природопользования, изучения и сохранения ландшафтного и биологического разнообразия степей в XXI веке. Не случайно, а вполне закономерно местом встречи стало Оренбуржье, которое находится в центре мирового степного пояса. В рамках форума состоялся симпозиум «Степи Северной Евразии», презентация степных проектов Оренбургской области, региональный экологический праздник День степи и научные экскурсии по степным ландшафтам области. Вот о них-то и пойдет речь.

После симпозиума европейский ученый Жолт Молнар, старший научный сотрудник Института экологии и ботаники Центра экологических исследований Венгерской академии наук, вот уже несколько лет сотрудничающий с нашим земляком, создателем и первым директором Института степи Уральского отделения Российской академии наук Александром Чибилевым и другими оренбургскими коллегами, и его сын Абель, студент-эколог, остались у нас на две недели, чтобы поближе познакомиться с оренбургскими степями. Жолт считает, что  для ученого очень важно сравнивать экосистемы, посещая разные страны. Это помогает ответить на многие вопросы. И отчего же не сравнить, если появилась такая возможность? Они отправились в путь вместе с Сергеем Левыкиным, доктором географических наук, заведующим лабораторией агроэкологии и землеустройства Института степи. Мужскую компанию разбавила Наталья Левыкина - высококлассный переводчик. За несколько дней побывали в Светлинском, Ясненском, Домбаровском, Акбулакском, Соль-Илецком, Беляевском, Сорочинском, Новосергиевском, Бузулукском районах. Далее путь лежал в Бугурусланский район – в аксаковские места, где степь встречается с лесом. Но перед этим – остановка в Бузулукском бору.

 

* * *

Георг знает: землею руки не запачкать @фото автора

Тут-то путешественников и настигла эсэмэска от Георга Бирингера, эксперта по степному землепользованию технического бюро по биологии из Австрии. Он вот уже пять часов сидел в аэропорту Оренбурга, тщетно пытаясь связаться с Жолтом, бороздящим просторы оренбургских степей. О, это потрясающая история! Послушайте – и многое поймете о том, что это за люди – степеведы. Георг с 2003 года хотел приехать в Россию. Но никак не мог получить визу. И вот, наконец, обрел заветный штамп в паспорте. И помчался в Оренбург, на радостях даже не сообщив о своем приезде. Вышеупомянутую эсэмэску отправил, лишь приземлившись в оренбургском аэропорту, и то не организаторам форума, а венгерскому коллеге. Но если птице, хоть и редкой, все же удается долететь до середины Днепра, то не всякой эсэмэске суждено долететь до оренбургских степей. И она несколько часов дожидалась, пока адресат выберется оттуда. Но, в общем, все закончилось хорошо. Австрийского Паганеля забрали из аэропорта и отвезли в Бузулукский бор – «царство соснового леса на родине сусликов и ковылей», где он и встретился с остальными членами экспедиции. Здесь же состав экспедиции пополнил Сергей Жданов, кандидат биологических наук, научный сотрудник Института степи,

в миру – замечательный фотограф-натуралист и писатель. Специалист по Аксакову, он должен был наутро повезти гостей на родину Сергея Тимофеевича, чтобы показать уникальные места, которые сам горячо и трепетно любит.

 

* * *

Ночь в музее произвела на гостей неизгладимое впечатление@фото автора

Вечер завершился плодотворным разговором. Поговорить было о чем. Пройдена большая часть пути – русский коридор между Башкирией и Казахстаном, как называют иностранцы Оренбуржье. Для Жолта эти места имеют дополнительную манкость. Ведь, согласно распространенной исторической версии, совсем неподалеку – в лесостепных районах современного Башкортостана - распростерлась Великая Венгрия – Магна Хунгария – гипотетическая прародина венгров, поисками которой еще восемь столетий назад занимались венгерские монахи-доминиканцы. Но как бы ни был предан степи Жолт Молнар (кстати, Молнар в переводе значит «жаворонок» - вполне степная фамилия!), и он не мог устоять перед красотой и величием Бузулукского бора. За день пребывания в нашей зеленой жемчужине он нашел более двухсот видов растений. Радостно улыбаясь, демонстрирует лист бумаги, испещренный названиями трав и цветов. Говорит, за десять лет путешествий по миру не увидел столько, сколько увидел здесь. Разумеется, разговор заходит о беде, грозящей Бузулукскому бору, – маячащей в ближайшем будущем разработке нефтяных недр в национальном парке.

Иностранцы воспринимают нашу проблему с искренним сочувствием.

- Не следует верить промышленникам. Сначала они обещают, что будут использовать щадящий режим добычи, но через несколько лет об этом забывают и начинают эксплуатировать по полной. Такое может случиться не только в Бузулуке, но и в Будапеште! – говорит Жолт.

 

* * *

На Барском роднике@фото автора

На рассвете экспедиция стартует из Бузулукского бора. Путь лежит в Аксаково. Самое большее – час пути. Но вы не знаете ботаников! Мчим по шоссе, и вдруг Жолт просит остановиться. «Салвиа, салвиа!» - кричит он, показывая за окно автомобиля. За окном – степь, покрытая фиолетовыми цветами пирамидальной формы с поникшими верхушками. Останавливаемся. Идем знакомиться с растением. Это шалфей поникающий, или сальвия. В этом цветке сосредоточена целая аптека. Ведь латинское наименование растение получило в честь римской богини здоровья. Отсюда и слово «салют» - то есть будь здоров! Говорят, еще Гиппократ указывал на его полезные свойства и рекомендовал применять для придания сил и продления молодости. В Венгрии шалфей поникающий – редкость. А здесь – хоть косой коси. Жолт счастлив. Делает новые записи. Абель фотографирует. Работая в тандеме с отцом, они выпустили не одну книгу о степях. Георг исследует почву, на которой произрастает такое сокровище да еще в таком количестве. Через некоторое время опять двигаемся в путь. И вновь останавливаемся, и вновь. И так всю дорогу. Но это ничуть не утомляет. Напротив, вызывает гордость за нашу природу. Ученые умы это, кажется, называют географическим патриотизмом.

Поездка по степям – не прогулка, а работа@фото автора

И почему бы не гордиться, если есть чем? А у нас чего только нет! Ковыля и то несколько видов. Вот прямо под ногами экзотика – ковыль Коржинского. Занесен в Красную книгу. А вот тырса – остистый ковыль. Родом из Монголии, но сейчас вовсю расплодился в наших краях. Впрочем, монголы занесли его не только к нам, но и в Европу. Какое завораживающее зрелище – ковыльная степь, волнующаяся, как морской прибой! Но и цветочные поляны хороши. Возле кромки леса раскинулся пестрый ковер – клевер невероятно насыщенного цвета, мышиный горошек, лютики. Да я и названий-то столько не знаю, сколько здесь цветов. Одно слово – благодать! И мне понятно, почему участники экспедиции несут к машинам брошенные кем-то пустые пластиковые бутылки и канистру, чтобы довезти этот хлам до мусорного бака на ближайшей автозаправке. Для них природа не только мастерская, но и храм.

 

* * *

Аксаковский пруд, рукотворное чудо @фото автора

И вот, наконец, Аксаково. Перед тем, как въехать в село, поднимаемся на гору. Сверху видны домики с разноцветными крышами, словно горошины, разбросанные по траве, слева за зелеными кущами – знаменитая усадьба с парком и прудом. Путешествие продолжается. Первый пункт – Челяевская гора, с которой открываются такие виды, что гости не могут удержаться от восклицаний. Чужеземное «вау!» сменяется на русское «красиво!», хотя и с акцентом. А когда нет слов, просто качают головами. Остановка. Распахиваем дверцы машины и окунаемся в аромат июньской степи. Как же она благоухает! Удивляюсь парфюмерам – почему они до сих пор не догадались сделать духи с ароматом цветущей степи? Как там говорят специалисты, рекламирующие ароматы? С преобладающей ноткой шалфея поникающего в верхнем регистре? Я бы первая купила. Но участникам экспедиции не до лирики. Вокруг такое разнообразие трав - только успевай работать. На Челяевской и Кудринской горах в этот день было обнаружено 120 видов растений. Но были и другие «находки». Вершина Челяевской горы оказалась распаханной. По мнению участников экспедиции, это варварство по отношению к уникальному природному явлению, каковым является аксаковская лесостепь. Она и впрямь полна невиданных чудес. Здесь лес встречается со степью, ковыль с ландышем. А если украсить букетик из листьев ландыша и былинок ковыля веточкой земляники, то и вовсе получится три в одном: лес, степь, луг. Георг тут же взял образцы почвы из леса и степи. И нашел, что у них одинаковая структура. Но растет-то все разное. Разве не чудо?

Земляники нынешним летом – море. Сколько глаз хватает – земляничные поля. «Strawberry fields forever!» - обращаюсь в восторге чувств к Георгу. Он радостно кивает, понимая, что речь идет и об аксаковской степи, и о ленноновской песне «Битлз». В степи не чувствуешь границ и расстояний между странами. Здесь как-то особенно ясно осознаешь, что земля у нас одна. И она прекрасна.

 

* * *

Жолт чувствовал себя в оренбургских степях, как дома@фото автора

Далее – поездка на Алпаевскую гору и Барский родник, откуда в аксаковскую усадьбу возили на лошадях воду в больших бочках. Затем посещаем Коровино и его окрестности, через которые в свое время проезжал Сергей Тимофеевич Аксаков, когда жил в имении Надеждино. Однако Жолта неудержимо тянет на север. Ему хочется посмотреть «северный плакор». Слово «плакор» звучит чаще других. Оно означает идеально ровное место, на котором только и можно встретить типичные для данной местности растения. Склоны для исследований не годятся: там почва смывается дождями. Стало быть, и растительная картина неполная, размытая. И мы отправляемся в Северный район. Он рядом. Березовые леса производят на гостей сильное впечатление. Жолт просит остановки и, словно извиняясь, объясняет, что у них почти нет берез. В основном дубы. А береза – это очень красиво. И удаляется своей легкой походкой в «страну березового ситца». Березы радуют и нас. Но что ходить без толку? Нарву-ка борщевика. Он здесь такой мощный. Прямо какие-то элитные сорта. В детстве мы его с аппетитом ели, очищая сочные стебли от колючей кожуры. Он утолял жажду и голод наших растущих и потому всеядных организмов. Попробовав это детское лакомство спустя много лет, убедилась, что оно и в самом деле вкусное. И участников экспедиции угостила. Сказали, что напоминает вкус моркови. Всем понравилось. Догадайтесь с трех раз, кому больше всего. Правильно, Жолту. Он выражал бурный восторг и просил добавки.

 

* * *

В Аксакове даже животные умные@фото автора

Особая страница нашего путешествия – пребывание в усадьбе Аксакова. Оно было чрезвычайно насыщенным, ни одной пустой минуты. Разве только за обедом или ужином. Впрочем, и там разговор шел все об одном – о степях. Но о застольных беседах позже. Пребывание в усадьбе – это прогулка по аллеям парка с двухсотлетними липами и осокорями-исполинами на берегу озера Любви, один из которых разбит молнией, но еще тянет зеленые ветви к небесам; это увлеченный рассказ Сергея Жданова о семье Сергея Тимофеевича Аксакова и его творческом наследии; это  ночная экскурсия при свечах по музею, где в одной из комнат под протяжную русскую песню сенные девушки пряли пряжу, в другой – мать, напевая колыбельную, качала дитя в зыбке. Кстати, этот перфоманс под названием «Ночь в музее» так впечатлил гостей, что молчаливый Абель достал свирель и сыграл щемяще нежную мелодию. А сдержанный Георг произнес краткий, но пылкий монолог: «Я не взял сегодня с собой фотоаппарат. И не жалею: все, что увидел, осталось в моем сердце». А Жолт поинтересовался, переведены ли книги Аксакова на английский язык. И ему, и Георгу захотелось почитать произведения классика оренбургских степей.

Впрочем, еще не прочитав ни одной книги Аксакова, Георг считает, что он действительно был гениальным писателем, потому что еще 200 лет назад, описывая эти уникальные места, понимал важность и ценность степной экосистемы. В то время как австрийские писатели заявляли, что степь не нужна. Ее необходимо либо засадить деревьями, либо распахать. В общем, как-то использовать. Георг пообещал, что, вернувшись в Австрию, будет об этом писать и говорить на форумах. Обязательно расскажет о селе Аксакове – сокровенном месте, где так удачно сочетаются литература, культура и уникальная природа.

 

* * *

Ландыш с ковылем – креативный букетик! @фото автора

Гости в один голос утверждают, что эти места в сочетании с усадьбой – находка для экологического туризма. Аксаково и сейчас своего рода Мекка для тех, кто по-настоящему любит природу и творчество Сергея Тимофеевича. Но чтобы привлечь как можно больше людей, нужно развивать инфраструктуру, прокладывать экскурсионные маршруты. При этом необходимо взять эту благословенную землю под охрану, создав здесь участок Оренбургского заповедника. Об этом давно говорят ученые Института степи. Создание культурно-природного заповедника даст совсем другой статус усадьбе Аксакова, которая ныне всего лишь филиал Бугурусланского краеведческого музея. И другое финансирование, и внимание со стороны не только российской, но и мировой общественности.

- Усадьба-заповедник – это хорошо, – считает Сергей Левыкин. – Но к этому надо добавить природу – аксаковскую степь, Челяевскую и Кудринскую горы, чтобы историческое наследие обрело целостность. Чтобы люди могли окунуться в быт, прочувствовать атмосферу той эпохи и посмотреть ту природу. Для этого потребуется участок в тысячу гектаров. Не так уж это будет дорого стоить. Это место важно не только для России, оно имеет глобальное значение для всего мирового сообщества.

Иностранные коллеги поддержали эту идею не только на словах, но и на деле. Их исследования аксаковской природы, которые будут опубликованы в научных изданиях, станут обоснованием целесообразности создания здесь заповедной зоны.

О том, насколько важны результаты этой экспедиции, говорит дотошный исследователь и бытописатель этих мест Сергей Жданов. Ведь в аксаковском музее нет материалов о растительном мире здешних окрестностей, не считая, конечно, произведений Сергея Тимофеевича, который рассказал обо всех птицах и рыбах, встречающихся тут, и много писал о степи. В новой истории Аксакова – «уголка обетованного» - это будут первые и потому очень ценные материалы, считает он. 1 октября 2016 года исполнится 225 лет со дня рождения Сергея Тимофеевича. Создание заповедника к этой славной дате было бы лучшим подарком не только классику русской литературы, но и всем нам. Как истинный патриот этих мест, Сергей Жданов не сомневается, что Аксаково будет признано лучшим музеем-усадьбой России.

 

* * *

Так выглядит рассвет над Верхним прудом…@фото автора

Многое из увиденного в Аксакове очаровало гостей. Но, пожалуй, самым памятным событием стало появление на свет лебедят. Пара лебедей стала постоянно гнездиться на аксаковском пруду с 2009 года. Ровно шесть лет назад, когда Сергей Жданов привез в Аксаково классика российской журналистики, фотографа-натуралиста Василия Михайловича Пескова, появилось пять малышей. За шесть лет – 26. И вот очередное прибавление в благородном птичьем семействе. Мы ждали этого события на аксаковском пруду минут 45, наблюдая с берега. Лебедушка мирно сидела в гнезде, возле нее нес дозор, охраняя семейный покой, лебедь. И вот оно, счастливое мгновение! Лебедушка зашевелилась. Птенцы под аккомпанемент сводного хора лягушек аксаковского пруда начали выбираться на свет из своих скорлупок. Лягушки, надрываясь, на разные лады кричали только одно слово: мииилый! мииилый! Через несколько минут лебедушка спустилась на воду, а на ее спине сидели два птенца. И правда милые. Радость слегка омрачил тот факт, что лебединых ребятишек было всего двое. Обычно их бывает целый выводок: пять–семь. В 2010-м году тоже было два. И это был очень трудный год: засуха, пожары… Но не будем о грустном. Время покажет, почему лебединая пара в этом году ограничилась двойней.

Очарованные лебединой сказкой, на следующий день мы явились на пруд чуть свет – еще до восхода солнца. Проведать новорожденных да и убедиться, не обсчитались ли. Может, лебедят вывелось больше, просто мы не всех увидели с берега? Над прудом стелилась густая дымка. И в этом тумане по глади пруда плавали красивые белые птицы – папа, мама и двое пушистых птенцов. Спустя несколько минут из-за пригорка, восстав от сна, стало подниматься светило. Оно поднималось медленно, но верно, будто кто-то упорный катил его в гору. Под рассветными лучами солнца туман не только не рассеялся, но стал еще гуще. Как бывает, когда на сцену вот-вот выйдет звезда. Из прибрежной травы, прямо из-под ног, выскочила варакушка – близкая родственница соловья, не пугаясь зрителей, села на ближайшую ветку и запела свой гимн солнцу.

Картина была величественной и завораживающей.

 

* * *

…а так в это же самое время – над Нижним@фото автора

Помните, я обещала рассказать о наших застольных беседах? Так вот. Желая утолить любопытство, какая же она, заграничная степь, я вмешивалась в научные разговоры со своими обывательскими вопросами. Ну например: бывают ли там у них такие бураны, как у нас? Таких снегопадов, как у нас или, скажем, в Монголии, ни в Австрии, ни в Венгрии нет. Но Георг рассказал о таком явлении, как электризация снега. Из-за чего возникают световые эффекты и электрические разряды, сопровождающиеся снопом искр. А еще он рассказал, что в давние времена на железной дороге, проходящей через австрийские степи, были специальные станции, где поезд делал остановку только для того, чтобы пассажиры полюбовались степным раздольем. В XXI веке – веке стремительных скоростей, – видимо, не до красот. А жаль.
Очень хотелось задать вопрос: «За что вы любите степь?» Но не решалась. Вопрос казался детским. Но как же хорошо, что все-таки решилась. «Она открытая», - ответил Жолт. Вполне исчерпывающий ответ. Но это был бы не Жолт, если бы он не разразился одой степи. Поэт XIX Шандор Петёфи, рассказал он, путешествуя по Хортобадьской степи – пусте, ныне включенной в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО, заметил, что это настолько открытое пространство, что весь путь солнца виден с утра до вечера. И с гордостью процитировал классика венгерской литературы: «Степь настолько великолепна, что это лоб самого Бога».

 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ 

Как прекрасен этот мир! @фото автора

Сергей Левыкин:

- Иностранных коллег поразило разнообразие оренбургских степей, в особенности аксаковских. Будем развивать научное сотрудничество, которое ценно тем, что есть 200-летней давности материалы, описанные в высокохудожественной форме, благодаря которым можно сравнить – что было с природой тогда и что стало. Это очень важно. Европейским коллегам интересно отметить, как меняется природа за столетия. В степи это особенно видно: обмеление рек, распашка земель. Это очень важно не только для ученых.

 

Георг Бирингер:

- Я более 20 лет изучаю степи, чтобы внедрять новые методы землепользования. На просторы вашей страны хотел посмотреть давно. И счастлив, что, наконец, удалось приехать. Степь тут замечательная. Я ожидал увидеть что-то подобное. И хотел бы выразить признательность русским коллегам, за то что они описывают и изучают степь. Это важно для сохранения и приумножения степной природы. Не только в России, но и в мире.

 

Жолт Молнар:

- Главное в нашей работе – показать, насколько степная экосистема важна для всего человечества. Например, охраняются львы и пингвины. Но мало кто обращает внимание на степную фауну, которая богата разными формами жизни. Степь уникальна своими почвами и растительным покровом. Наша задача – донести эту истину до человечества. У меня не было ни малейшего представления об аксаковских местах. И я рад, что увидел природу и культуру этого края. Это даже не вполне степь, а лесостепь среднерусской полосы. Настолько богаты эти места! Вернувшись в Венгрию, напишу обо всем, что увидел за две недели своего путешествия по оренбургским степям. Там будет отдельная глава о селе Аксакове, о ландшафте этих мест. Опишу все виды растений, которые мы обнаружили с Абелем в этих краях.

Ковыль цветет@фото автора

Аксаковские лебеди@фото автора

Табор уходит в небо… @Фото Сергея Жданова

Аромат шалфея поникающего лучше всяких духов! @Фото Сергея Жданова

Варакушка встречает солнце@фото автора

Написать автору статьи