Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

«Большая любовь» Аркадия Ескина

В галерее искусств «На Пушкинской» открылась выставка Аркадия Ескина «Большая любовь».

 Тот, кто ни разу не видел его картин, может усмотреть в этом названии некоторую пафосность. Но, как же он будет неправ! Аркадий Ескин и пафос – «несовместны», как сказал поэт. А вот ирония и провокативность – это о нём. Но и любовь, конечно. Обязательно! Он очень любит то, что пишет, и тех, кого пишет. В данном случае, речь о галерее женских образов. Любить по-ескински – это значит смотреть на своих героинь без розовых очков, прекрасно видя все их изъяны, но при этом испытывать огромную нежность. Его женщины – совсем не красавицы. Но они полны жизни настолько, что их начинаешь любить уже за это. Они веселые, трогательные, смешные, грустные, немножко пьяные и очень притягательные в своей естественности. Вот они блаженствуют в деревенской бане, купаются в реке, прибираются в доме, нежатся в постели. Большинство из них обнажены. Или в смешных купальниках. Да, героинь Аркадия Ескина трудно представить в платьях. Иногда он просто разворачивает их спиной к зрителю. И эти спины невероятно выразительны.

 Как, например, работа «Большая любовь музыканта», где со спины изображена рубенсовская женщина, в объятиях мужчины, которого не видно из-за её благодатей, только ладони с длинными пальцами по округлым бокам возлюбленной. И смешно, и трогательно. Или картина «Утро». Та же, или похожая на неё героиня, стоя спиной к зрителям, распростёрла в радостном умилении руки над цветами. Как же удаётся насмешнику Ескину так внушить зрителю симпатию к своим героиням, далёким от идеальных пропорций 90-60-90?

Очень точно написал о нём президент Российской академии художественной критики Анатолий Кантор: «В наше время, когда дорог каждый глоток правды, когда завороженные толпы бросаются на каждый обманный огонек, обещающий открытие истины, такие художники, как Ескин, вдвойне дороги: у него есть способность видеть жизнь без фальши, без искажающих и затемняющих очков, без потребности что-то внушать самому себе». 

Выставка Аркадия Ескина, в галерее искусств «На Пушкинской», осуществлена благодаря поддержке известного мецената и художника Михаила Коннова.

Прямая речь

Ирина Бушухина, искусствовед:

- Секрет живописи Ескина заключается в ней самой. У него свои четкие принципы, которые он совершенствует и которых точно придерживается, ибо, по существу, они и выражаются в его живописном языке, отличающемся своеобразием его мироощущения. У художника очень скупая по цвету палитра: ему достаточно всего двух красок, чтобы достичь живописного эффекта. И при такой «скупости» у Ескина поразительная чуткость к малейшим изменениям и нюансам цвета. Общая тональность этюдов светлая, почти прозрачная, но при этом он любит густой, плотный красочный слой. Его творчество отличается удивительной легкостью обобщений. У Ескина своя стилистика, и он никогда не ставил целью ее изменить. Ему нравится сам процесс создания произведения, именно работа является для него моментом творческого счастья, удачи и вдохновения.

Анатолий Шлеюк, председатель Оренбургского отделения Союза художников России:

- Каждый художник выбирает свой путь, сообразно своему мировоззрению. Аркадий выбрал очень сложный путь. Этот путь называется – смотрю на окружающий мир и себя в нём с иронией и самоиронией. Это очень редко встречающийся путь - особенно у художников. Особенно у живописцев. У монументалистов и прикладников это достаточно распространено. Материал требует стилизации, поэтому волей-неволей художник должен стилизовать изображение сообразно материалу. И как один из способов стилизации художник применяет иронию. Очень редко кто-то из художников делает одну-две работы. Или даже несколько. А вот так, чтобы красной нитью через всё творчество – этого в живописи практически не встречается. Ирония для художника – это всегда идти по лезвию ножа. Если он проходит – то это большая творческая удача.

Альбина Кальвина, художник:

- Никита Михалков несколько лет проводил благотворительные выставки-продажи, средства от которых шли на лечение больных детей. Эта акция так и называлась – Операция «Надежда». Из всех оренбургских художников Михалков приглашал только Аркадия Ескина. Потом ещё и его дочь Клаву. И то, что Аркадий давал свои работы на благотворительность и его работы были высоко оценены – ещё один штрих к портрету художника. 

Написать автору статьи