Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Пан Грициан, граф Юбер, Дед Мороз и другие

18 ноября в Оренбургском драматическом театре имени М. Горького состоялся бенефис заслуженного артиста России Бориса Круглова, посвященный 50-летию со дня его рождения и 25-летию творческой деятельности. 20 из них отдано оренбургской сцене.

– Борис, Вы же вот только дебютировали на оренбургской сцене в «Капитанской дочке» в роли Петруши Гринёва. Неужели 20 лет прошло?

– Сам не верю. Но, действительно, в Оренбурге я уже 20 лет.

– Как же вы променяли Уфу на Оренбург?

– Я учился в Уфимском институте искусств на курсе у Рифката Вакиловича (Рифкат Исрафилов, народный артист России, художественный руководитель Оренбургского драматического театра – Н. В.) После окончания год отработал в Русском театре, потом перешёл в ТЮЗ. Время было тяжёлое. В театре застой: нет режиссёров, нет зрителей, нет зарплаты. Ну, думаю, пора менять профессию. А тут Рифкат Вакилович приехал из Оренбурга. Мы встретились. Я попросил взять меня в труппу. Он взял. Тут как раз уехал артист Павел Кипнис. Вместо него меня ввели в три спектакля – «Дон Жуан», «Сказка о царе Салтане» и «Капитанская дочка».  

– Тогда-то Вы впервые и встретились в «Капитанской дочке» со своей будущей женой – актрисой Алсу Шамсутдиновой, которая играла Машу Миронову – возлюбленную Петруши Гринёва…

– О, у этой истории – интересное продолжение. Когда уехал Анатолий Бледный, я стал играть Пугачёва. Вот как-то закончился спектакль. К Алсу и Саше Фёдорову, который в то время уже играл Петрушу, подошли молодые ребята и спрашивают у Алсу: у вас такая искренняя любовь на сцене с Гринёвым, а в жизни вы тоже любите друг друга? Она говорит: в жизни мой муж Емельян Пугачёв. Они аж рты раскрыли.

– А вы часто встречаетесь с Алсу на сцене?

– Да постоянно. В «Вальсе одиноких», в «Белоснежке и семи гномах». В «Грибном царе» мужа и жену играем. И в «Милых людях». Там у нас вообще семейный подряд.

Дочку играла наша дочь Диана. С этого сезона уже нет: вымахала с маму ростом. 14 лет как-никак. А дебютировала в спектакле «Между чашей и губами», когда ещё даже в школу не ходила.  Можно сказать, ребёнок всю  жизнь пашет на радость родителям.

Если серьёзно, мне её иногда жалко бывает. У неё с первого класса жизнь расписана по минутам. Гимназия, флейта, бальные танцы, бассейн, театр музыки и танца «Щелкунчик», английский язык, и при этом еще и училась на пятёрки. И в театре выступала, с малых лет получала зарплату. Помню, поехал в пенсионный фонд – получать СНИЛс для неё. Это сейчас всем детям выдают в обязательном порядке, а тогда этого не было. Там удивились: ребёнку пять лет, зачем ей СНИЛс? Я отшутился: должен же в семье кто-то работать. Сейчас у Дианы остались «всего-то»: флейта и саксофон, английский и французский языки да школа танцев «Тодес».


– В свой бенефис Вы вышли на сцену в роли Василия Кузякина в спектакле «Любовь и голуби». Сами выбрали эту постановку?

–Ну да. Мне показалось, что зрителям она будет интересна. И я там чувствую себя уверенно. Да и тема мне нравится – взаимоотношения людей в зрелом возрасте. Это не просто мелодрама, а мелодрама с комедией. Как в жизни, когда мы смеёмся, а через пять минут плачем.

– Не было опасений, что спектакль будут сравнивать с фильмом, который разошёлся на цитаты?

– Была такая озабоченность. Фильм, действительно, знают наизусть. Не хотелось быть похожими, хотелось быть правдивыми. Надеюсь, удалось.

–Живые голуби создают в спектакле особую атмосферу…

– Да, а у меня с этим спектаклем связаны личные воспоминания. Мой покойный папа до армии держал до ста голубей. Потом, много лет спустя, живя уже в многоквартирном доме, приманил в окно двух голубей. Сделал бордюрчик в ванной. Они там жили всю зиму, а летом их увезли на дачу. У них там птенцы вывелись.


– По фактуре Вы, конечно, герой. Но и характерные образы воплощаете с блеском. К какому амплуа больше тяготеете?

– Люблю подурачиться.

– Я слышала, что Вы мастер «раскалывать» на сцене. Одна история про пулемёт чего стоит. Расскажите, как было дело.

– Я ещё в Уфе работал. Поехали мы в Йошкар-Олу на фестиваль со спектаклем  «Любовью не шутят». Время действия XVII век. Я играю в нём, не пойми кого. Должен был играть старую деву – наставницу героини. Стали репетировать, режиссёр говорит: «Наставница из тебя никакая, слишком много мужского начала. Но играть в спектакле будешь, потому что платье уже сшили и парик с косой ниже пояса подобрали». «А кого я буду играть?» «Ещё не знаю».  «А что мне делать?» «Делай что хочешь».  Короче, я выходил на сцену и мешал партнёрам. У них монолог, а я перебиваю, задаю наводящие вопросы. Они шипели: иди отсюда. А режиссёру нравилось. Какие-то моменты закрепили, где-то я импровизировал. И вот в Йошкар-Оле мы с товарищем нашли за кулисами макет пулемёта «Максим». Прям, как настоящий. И решили в спектакле использовать находку. И вот заканчивается сцена, я в платье и с косой выхожу на авансцену, и молча прохожу от кулисы к кулисе. Таща за собой пулемёт. Следом выходит партнёр и, провожая меня взглядом, говорит точно по тексту: «В замке творится что-то ужасное». Зал лёг. Артисты тоже «раскололись».

– Но вернёмся к нынешним ролям. Кто ещё, кроме Василия Кузякина, греет Вам душу?

–Мне нравится мой персонаж в спектакле «Продавец дождя» Билл Старбак. Да каждый герой, каждый персонаж, которому отдаёшь частичку себя.

 - А кто для Вас Старбак? Кто-то видит в нём мессию. Кто-то авантюриста…

– Человек, который помогает людям обрести себя. «Напомните слабым, что они сильны – и они будут сильны!». Он видит состояние Лиззи и Джима. Они на грани отчаянья.

– В замке творится что-то ужасное…

– (Смеётся). Ну да. Назрели перемены. Нужен толчок. Иначе всё кончится плохо.

– Вы сыграли таких разных героев – атамана Грициана Таврического из «Свадьбы в Малиновке», Андрея Ерина из спектакля «Милые люди», графа Юбер де Бревиля из «Пышки», старшего брата Тома из «Братишек», Антона из «Вальса одиноких», Михаила Свирельникова из «Грибного царя». Список можно продолжить. Но кого в этом списке нет из тех, кого хотелось бы сыграть?

– Не задумывался. Вот мой коллега мечтает сыграть Гамлета. А по мне - был бы хороший материал и хороший режиссёр.

– Есть в Вашем послужном списке роль, которую Вы играете много лет – Дед Мороз. А, кстати, сколько лет «морозите»?

– С самодеятельности. Но там я был …Снегурочкой.

–Любите вы подурачиться. Это точно.

– (Смеётся). А вы знаете, что Дед Мороз родился 18 ноября – в мой день рождения? 

–А нынешние дети верят в деда Мороза?

– Разные есть дети. Но если родители закладывают эту сказку в ребёнка, значит, он будет верить в чудо. Дети, которые приходят в театр, верят в меня.

– А дочка?

– Когда ей было два года, увидев меня, она испугалась и заплакала. Голос папин, а не папа. Пришлось снять бороду. А когда ей было четыре года, она увидела меня на фото в образе Пугачёва и спросила: папа, ты бог?

–Вы преподаёте на театральном отделении Оренбургского института искусств имени Л. и М. Ростроповичей 18 лет. Сначала сценическое движение, сценический бой, фехтование. Теперь – актёрское мастерство. Студентам это даёт профессиональные навыки. А Вам что-то даёт?

– Идя на занятия, готовишься. Иначе студенты могут поставить тебя в тупик так, что не выберешься. Поэтому и Станиславского, и Чехова, и Шукшина перечитываешь. И показываешь, когда репетируешь. Должен быть готов ко всему. Постоянно в тонусе. Это и хорошо.  Потому что наша профессия такая – три дня на площадку не выходишь, начинаешь её бояться.

– Кем Вы собирались стать в школьные годы?

– Хотел поступать в училище нефтяников, потом в институт. Одно время из актёров чуть не ушёл в военные. Предложили должность начальника клуба в Уфимском УВД. И инструктора политчасти.  Майорская, кстати, должность. Жильё обещали. Пришёл устраиваться. А я не был комсомольцем. Не взяли.

– В каком спектакле вышли впервые на сцену в драмкружке?

– «Северо-западнее Берлина».

– Про войну? Играли нашего?

– Нашего. Если всё удастся, на следующий год сделаю со студентами дипломный спектакль по этой пьесе.

– Привыкли к Оренбургу? Нашли здесь свои преимущества?

– Уфа большущая. Оренбург поменьше. Это плюс для меня. Я привык к оренбургскому ритму. Утром встал, ребёнка в школу отвёз. Потом репетиция, студенты, спектакль, дом. И так каждый день. Вот на днях ездили с театром на гастроли в Йошкар-Олу. Выдалось два свободных дня. Сходили с женой в кино. И сумел выкроить время, чтобы послушать оперу «Кармен». 

 

Написать автору статьи