Новости
Газета
Колумнистика
Информ. киоск

Лики и призраки Михаила Архангела

Сорочинск не столичный град, и даже не губернский. Однако странички прошлого, если их полистать внимательно, весьма интересны и познавательны. С полным правом это можно отнести к истории храма Михаила Архангела. Но представить ее не в датах и сухих исторических хрониках, а в лицах. Потому что как бы мы не интерпретировали то или иное событие, за ним всегда стоят люди.

ОТЕЦ ЕВГЕНИЙ

Шёл 1994 –ый. Протиснувшись в узкий лаз, мы оказались в полумраке разрушенной колокольни. Старая лестница при малейшем движении шаталась и скрипела, однако отец Евгений, подвернув по-деревенски за пояс черную рясу, довольно легко преодолел препятствие.

Обрубок колокольни словно был приставлен к массивным стенам храма с уродливой жестяной крышей вместо куполов. Ноги проваливались в мягкую пыль и голубиный помёт, которого за последнее столетие здесь накопилось целая гора…

Отец Евгений перекрестился и сказал:

- Пора и здесь приступить к работам. Днями начнём. Успеть бы!

Когда к нему пришла мысль о возрождении храма, на дворе шла перестройка, в людских умах была неразбериха. Но, странное дело, его идею поддержали. Начинали с малого – расчищали помещение, устанавливали иконостаса, приводили в порядок территорию. А параллельно вели службу.

Прошли годы. Храм Михаила Архангела восстановили. Рядом с ним появилась невысокая аккуратная оградка и крест с именем его настоятеля - отца Евгения. Во время его похорон вся обширная территория храма была полна народа - верующих и атеистов, высоких начальников и простых сельчан, близких родственников и совсем незнакомых людей. Я смотрел на этот людской поток, а в памяти всплывала шаткая лестница со сломанной перекладиной и фраза, смысл которой стал понятен только сейчас. Он успел.  

ЕПИСКОП ГУРИЙ

А вот другая дата. На дворе август 1899 года. Каждое двенадцатое число по уже заведённой традиции епископ Самарский и Ставропольский Гурий вёл большой  прием. Просителей набиралось много. Люди ехали из ближних и дальних уездов обширной Самарской губерний. Ему доложили, что из Сорочинска только что прибыли причт и церковный староста с настоятельной просьбой. Сорочинск находился на краю обширной Самарской губернии и не принять делегацию он просто не мог. В Сорочинске не ладилось с храмами. Рушились и горели они в одночасье, словно злой рок стоял над этим местом на берегу светлой Самары.

Сначала отряды Пугачева, которые, как утверждают некоторые краеведы,  отступая, сожгли крепость и находящуюся в её стенах церковь.

В 1788 году священник Георгий Гаврилов и отставной казак Михаил Колосов  построили новую, во имя рождества Христова, которая простояла на удивление долго - 72 года.

Потом пожары последовали один за другим. 23 июля, сгоре только что отремонтированный деревянный храм Михаила Архангела. И вот тогда терпение обитателей селения кончилось.

Епископ Гурий внимательно выслушал просителей и, немного подумав, написал резолюцию. Привожу её полностью: «Согласен на построение временного деревянного храма вместо сгоревшего, только я желал бы, чтобы он был сооружён не на месте сгоревшего, на этом месте должен быть сооружён каменный храм, как более прочный памятник над священным пеплом сгоревших в пожаре частиц святых мощей - святых угодников Божиих».

АРХИТЕКТОР ХИЛИНСКИЙ

Архитектор Хилинский давно служил в епархии. Он любил проектировать храмы и каждому проекту придавал особое значение. Храм Михаила Архангела в Сорочинске, стал лебединой песней архитектора. Он вложил в него все свои знания и душу. Грандиозное сооружение получилось изящным, оно словно парило над землёй. Стройная изразцовая звонница легко держала трехсотпудовый колокол и дюжину мелких, звон которых слышался за десятки вёрст. Внутренней росписи храма могли бы позавидовать московские палаты. 

 Храмы на Руси обычно не отапливались в зимнее время. Архитектор блестяще решил эту задачу. Он устроил печи в подвальной части, а систему подачи тёплого воздуха по стенам храма спроектировал  настолько оригинально, что современные реставраторы так и не разгадали эту загадку. Биографических заметок о Хилинском в хрониках сохранилось мало. У стен храма близ алтаря разрешалось хоронить только самых знатных и заслуженных. Не исключено, что здесь нашёл свой последний покой архитектор Хилинский.          

ЛАВРЕНТИЙ СНИКИН

21 мая 1901 года епископ Гурий провел пышную церемонию по случаю закладки первого камня. Сразу же начался сбор пожертвований. Благочинный священник Поспелов, исполняющий роль секретаря, едва успевал писать отчёты епископу. Однако средств то и дело не хватало. В зимнее время строительство вообще прекращалось. Духовенство то и дело обращалось к прихожанам за помощью, которая становилась всё скромнее.

 Когда казалось, что с идеей возведения храма придётся распрощаться, на помощь пришел Лаврентий Сникин. Он был одним из первых, кто внес вклад в это святое дело. Человеком он был состоятельным, торговлю в губернии вел широкую. Рядом с храмом Лаврентий строит собственный банк и начинает концентрировать в нем средства для строительства. Идея оказалась верной. Кстати, и дом купца, и его банк в Сорочинске прекрасно сохранились. Мы не знаем, завещал ли Лаврентий похоронить себя именно у стен храма, но благодарные прихожане сделали именно так.

Семь недолгих лет, с 1911 по 1918 год, радовал храм своих прихожан колокольным звоном. Но, пришла революция, храм разорили и устроили в нём клуб, но камень на месте погребения еще долго напоминал людям о благородном поступке Лаврентия Сникина.

ОПЕР БРЫКСИН

Революционный дух требовал немедленных действий. Храм не только закрыли, но и разбили колокол, отправив на переплавку. А в бывшем храме устроили кинотеатр, который  назвали в честь революции «Октябрём».

Особенно усердствовал в борьбе с культовыми сооружениями некий Брыксин. Он ездил по деревням и селам, а особенно донимал жителей соседней Николаевки. Когда его притязания перешли все границы, сельчане взбунтовались и избавились от Брыксина. Ходили слухи, что не в меру ретивого опера похоронили. У стен храма, рядом с Лаврентием Сникиным. И даже поставили надгробный камень. Правда ли это, сказать не беремся, в материалах архива таких сведений не сохранилось. Многое  из той жестокой эпохи так и остаётся тайной за семью печатями.                                        

МИТРОПОЛИТ

И вновь, наше время. Во время реставрационных работ в храме Михаила Архангела, во время земляных работ были обнаружены остатки гроба и человеческие кости. Это было полнейшей неожиданностью. Со стороны главного входа у храмовых сооружений на Руси не принято было хоронить. После обсуждения и соответствующих консультаций было решено, что здесь, скорее всего, был похоронен один из строителей, который либо сорвался с лесов, либо умер во время работ. В отдельных случаях с позволения духовенства разрешалось хоронить простых мирян у паперти.

А в 2007 году наступил долгожданный день, когда в храме провел архиерейскую службу митрополит Оренбургский и Бузулукский Валентин. Она была приурочена не только к Дню почитаемому в народе архистратига Михаила Архангела, но и завершению реставрационных работ. После службы митрополит произнёс только одну фразу. Совсем негромко:

- Это же великолепие!

В этой фразе было всё -  полное тревог и надежд прошедшее столетие и людские судьбы, каждая из которых оставила свой след в истории.   

Виктор Шумеев, фото автора

Дополнить статью